Глава 5Шторм - Отъезд из Портсмута

Глава 5


Шторм


В конце первого дня пути ветер переменился и начал дуть с юга, заставив Джека волноваться. Команда часто шутила над его «погодным синдромом», но сейчас он просто разрывал капитана на части: надо немедленно уходить!

Воробей настороженно блеснул глазами на юг и дернул штурвал, резко изменив восточное направление корабля на северное, чтобы идти против ветра. Гиббс обратил внимание на изменение.

– Капитан, зачем так резко? – нахмурился Джошеми.

Джек указал на юг.

– Шторм. Большой. Время уходить.

– Капитан... – Гиббс в недоумении посмотрел на небо, которое по-прежнему было ясным.

– Да, Гиббс, уходить. Или вы побываете на том свете намного быстрее, чем положено! – сердито крикнул Джек. Он не оставил времени для расспросов, и, вручив Гиббсу штурвал, буркнул:

– К северу держать!

После чего помчался к своей каюте.


~*~


Кэтрин спокойно стояла у окна, когда Джек внезапно изменил курс. Поэтому на ней толчок не отразился. Джим же, отдыхающий на капитанской койке, не удержался и от резкого поворота упал на пол. Джек влетел в каюту, а следом – его тяжелый плащ.

– Капитан, могу я предположить, что вы изменили курс? – спросила Кэтрин, помогая сыну подняться.

– Изменились планы, – Джек указал на чистое небо за строгими окнами. – Нас ждет колоссальное ливневое будущее. Нужно успеть достигнуть безопасной гавани. Так что, мы бежим…

Кейт в ответ просто кивнула. Воробей был благодарен небу за то, что она была спокойной женщиной. Корабль снова содрогнулся. Джек заметил, что Джеймс вот-вот снова упадет. Он подскочил к койке, и, успев подхватить мальчика, предупредил:

– Лучше его привязать. Это будет не так опасно, – с деланной серьезностью посоветовал Джек.

– Как? – испугалась Кейт.

– Это будет ему препятствовать упасть еще раз. Будьте осторожны, Кэтти, – предостерег Воробей.

Кейт благодарно улыбнулась.

– Спасибо за совет, капитан.


~*~


Несколькими часами позже опасения Джека оправдались. Шторм поразил их с юга и сильный ветер вынудил «Черную Жемчужину» в открытом океане бежать на север. Поэтому как бы Джек ни старался, никакая безопасная гавань не могла быть достигнута вовремя. Особенно учитывая то, что ветер не способствовал этому. Джек был уверен: урагана не будет, потому что сезон ветров давно закончился. А впрочем, он никогда не доверял погоде.

Капитан, который больше всего в корабельных делах не любил команду «Убрать паруса!» все еще продолжал любоваться ими. Скоро, однако, море стало так грубо, что у Джека не оставалось выбора. Он приказал спустить паруса и сложить их на нижних палубах. Теперь пиратам осталось лишь умолять шторм, чтобы он уменьшился, хотя бы перед тем, как судно пойдет ко дну.

Дождь не утихал с утра до вечера. «Черную Жемчужину» бросало по волнам, словно игрушечную. Когда часть команды храбро поднималась на верхнюю палубу, дабы получше закрепить тросами мачты, добрую половину пиратов очередной волной сбросило вниз, а кого и в морскую пучину. Джек не мог сделать ничего, кроме того, чтобы позволить шторму взять их. Он пытался удержать «Жемчужину» вертикально и на прямом курсе.

Один день и две ночи бушевало море, забрав не одну жизнь отчаянных пиратов. Рано утром шторм начал потихоньку утихать, чем облегчил участь Джека. Он уже падал с ног, но не мог доверить штурвал ни одному пирату из его команды. Отдельные уже оживленно праздновали свое спасение. Вдруг Джек вспомнил, как по неосторожности упустил Анамарию – просто блестящую пиратку, некогда бывшую в его команде. После чего она приобрела свой собственный корабль и сейчас была одной из немногих пиратских женщин-капитанов в Карибском море. И если бы она сейчас была на его судне, то Воробей, возможно, передал бы штурвал ей.

…Джек, пошатываясь, пошел к своей каюте, до предела истощенный, прилично продрогший от холода. Ему потребовалось приложить немалые усилия, чтобы закрыть за собой дверь. Кейт еле заметно улыбнулась, увидев капитана, еле переступающего с ноги на ногу.

– Возьмите… – она подала одеяло, которым только что обертывалась от холода сама. – Вам нельзя промерзать. У морской болезни много личин.

– Не могу, – буркнул Джек, злясь от невозможности расстегнуть пояс – замерзшие пальцы не слушались его. Кейт вздохнула и подошла к нему, чтобы помочь. Он попробовал изобразить некое подобие улыбки, отчаянно пытаясь удержать собственный баланс, но настолько промерз, что только дрожал.

– Вы могли бы мне помочь… – задумчиво промолвила Кейт, вытряхивая Джека из его насквозь промокшей рубашки. Он что-то невнятное пробормотал в ответ, сам не поняв, что значили его слова.

Джек остался в одном исподнем, глупо таращась на женщину. Заворачивая его в теплое одеяло, Кейт вдруг вздрогнула, заметив шрамы Воробья – два на спине, один глубокий – на правой стороне груди и зубчатый шрам вдоль внутренней части левой руки.

– Это жизнь. Всего лишь жизнь, Кэтти… – неопределенно улыбнулся Джек, все еще дрожа.

– Где вы храните вашу одежду? – спросила Кейт, с огромным риском оставив капитана стоять самостоятельно. В том месте, куда указал Джек, она нашла несколько сравнительно чистых бриджей и рубаху.

– Ром! – Джек указал рукой на бесценную, по его мнению, коморку, где он держал свою драгоценную коллекцию рома. Кэтрин откупорила бутылку. Сделав небольшой глоток, он брякнул: «Холодно…», после чего перекатился в свой гамак и, дрожа, сжался под одеялом. Наблюдая за ним, Кейт и в самом деле растрогалась, видя, что Джек действительно замерз. А чего стоило нервное напряжение: его действия во время шторма, нет спору, сохранили жизни многим. Кэтрин решила, что помочь капитану – ее долг. Она сняла еще одно одеяло с койки и укрыла им дрожащего пирата. Тот умоляюще посмотрел на нее.

– Могу ли я доверять вам, капитан? – спросила Кейт, загадочно улыбаясь.

– Насколько мне помнится, я еще не получил назад своего пистолета, – ответил Джек, наблюдая за тем, как Кэтрин нерешительно ерзала по одеялу, пытаясь устроится рядом с ним. – Я не играл с вами в прятки. Впрочем, как и сейчас. Что вы хотите? – Джек ничего не понимал, но зато ощущал, что это была наибольшая забота, которую он когда-либо получал в своей жизни.

– Не подумайте ничего дурного, сэр. Это ответный шаг доброй воли.

Воробей лежал, смакуя тепло и начал понимать хоть что-то только после того, как Кейт заснула. Он закрыл глаза и присоединился к ней.


~*~


Джек очень удивился, когда, проснувшись, увидел рядом

Кейт. Джеймс уже давно играл с попугаем на палубе. Капитан погладил спутницу по голове и улыбнулся. Он решил, что это хороший способ разбудить ее, даже если и слегка неудобный. Солнечный свет пытался протиснуться сквозь строгие окна каюты, ласкал спящее лицо Кейт. Они выжили! Только Джек мало-мальски начал что-то соображать, как в каюту ворвался Джеймс.

– Шторм закончился, капитан! – возвестил он. – Свистать всю полундру наверх!

– Да, юноша, вы правы, – улыбнулся Джек. – И сейчас мы должны обойти весь корабль, исследовать повреждения и приложить усилия к тому, чтобы их ликвидировать. – Он неохотно разбудил Кэтрин. – Просыпайтесь, жить пора и, несмотря на то, что мне рядом с вами чрезвычайно удобно, я все же должен обойти судно.

– Вы были ледяным вчера вечером, капитан... и при том, еле соображающим... – начала оправдываться она, высвобождаясь из одеяла.

– Глупости, я всегда такой, – оборвал ее Воробей, не совсем понимая, что говорит. – Я – пират, в конце концов, мэм!

– Мне казалось, вы благодарнее, – надулась Кейт.

– А я такой, – протянул Джек, выползая из-под одеяла. – Не каждый день хорошенькая молодая женщина раздевает меня...

Пренебрегая капитаном, Кейт повернулась к Джеймсу.

– Пойди, найди Неда и отдай ему попугая. Хватит мучить бедную птицу.

Как только Джим ушел, Кэтрин обратила взгляд на Джека и заметила:

– Капитан, хоть я и овдовела, все же искренне сомневаюсь, чтобы обо мне можно было говорить, как о «хорошенькой молодой женщине». Или вы думаете, что это ваша нагота потрясла меня?

– А если я совершенно не это имел в виду? – Джек обвил руками тонкую талию Кейт. Она побледнела, задрожала, но

все-таки проявила женскую твердость.

– Ваш пистолет по-прежнему у меня, капитан... Я могу его испробовать?

– Ах, Кэтти, я думаю, что не стою этого, – Воробей продолжал дразнить ее.

– Капитан! – в двери стоял Гиббс. – Готов доложить о проверке судна.

Джек поморщился. Ну почему его квартирмейстер всегда делает такой удивительно неудачный выбор времени для своих сообщений? Воробей решил не обращать на него внимания.

– Но я все-таки не думаю, что действительно хорошенькая молодая женщина способна на убийство… – продолжал он, скаля зубы. – Я благодарен вам, мисси. От всего сердца благодарен, – Джек щелкнул каблуками, натянул шляпу и шагнул прочь из каюты.

– Есть повреждения, Гиббс? – деловым тоном напомнил Джек шкиперу. Оставляя каюту, он оглянулся и подмигнул Кейт. Она стояла, будто приросла к полу.


Глава 6


Остров


Хорошее настроение Джека точно ветром сдуло, как только он увидел, в каком состоянии судно. Все мачты «Черной Жемчужины» и шлюпки были повреждены. Одна из артиллерий вырвалась, пробив большую дыру в корабельном рельсе, и теперь наверняка покоилась на дне морском.

– Нужно сходить на землю. «Жемчужина» требует ремонта, – сокрушался Джек.

– А какой тогда курс берем? – поинтересовался Гиббс.

– На запад... Самая близкая земля – западная. А курса-то у нас никогда и не было… Но, думаю, с удачей мы сможем достичь безопасной бухты, которую я знаю на Багамах, – пробормотал Джек. Он очень удивился, когда увидел Кэтрин, поднимающуюся к квартердеку.

– Капитан, у нас имеется сейфом, чтобы повторно запустить печь галеры? – спросила она спокойно. Джек кивнул, продолжая крутить штурвал. – Я в вашей коморке взяла пару бутылок…

Джек схватился за шпагу.

– Не волнуйтесь, ром я не брала, – прошептала Кейт ему на ухо и ушла. Джек, посмотрев на свою шпагу, рассмеялся.


~*~


На то, чтобы «Черная Жемчужина» дохромала до безопасной бухты потребовалось три дня. Двадцать четыре человека из команды собирались сойти на остров, не желая оставаться на поломанном судне, и уже собрались на верхней палубе, готовя пистолеты, порох и прочие огнестрельные прелести. Поохотиться здесь было где и зачем.

– Хотите спуститься, Кэтти? – спросил Джек, моля про себя, чтобы она согласилась.

– Да, хотелось бы, но я не могу оставить Джеймса.

– Это правильный ответ. Но здесь никто не тронет Джима, даже если вас не будет, – расплылся в улыбке Джек. – Пойдем с нами. Только, к сожалению, шлюпки нет. Придется добираться вплавь.

Кэтрин понимала, что в тяжелом платье плыть не сможет. Она, задумавшись, прикусила губки.

– Я хотела бы, но...

– Думаю, несколько запасных бриджей и рубашек я смогу найти, – предложил Джек, восхищенно улыбаясь и повел Кейт к шкафу, где хранил свою одежду.

Все вещи были свалены в кучу, превращая шкаф в мини-модель всемирного хаоса. Открыв дверцу и удостоверившись, что все на месте, Воробей, лучезарно улыбаясь, отрекомендовал Кэтрин свой скромный гардероб.

– Эти были выстираны недавно, – улыбнулся он, предлагая Кейт несколько рубашек средней свежести. Прачечная явно была не на первом месте в списке его приоритетов.

– Спасибо, капитан, – тепло улыбнулась Кэтрин, взяв одежду. Она ожидала, что Джек покинет помещение. Но капитану явно были чужды правила этикета. – Я должна переодеться, мистер Воробей.

– Я не мог бы помочь вам расшнуроваться? – безобидно заулыбался Джек.

Кэтрин насупилась по поводу довольно подозрительных предложений, но, тем не менее, повернулась, позволив капитану помочь ей. Как только Джек закончил, Кэтрин выдворила его.

Удрученного настроения Джека не хватило надолго. Через несколько минут он уже с благородным восхищением взирал на переодевшуюся Кейт, когда она появилась из каюты. Ее волнистые волосы все еще были связаны той лентой, которую Джек купил на Тортуге. К тому же, капитан был рад увидеть, что Кэтрин сняла свои туфли. Она надела одну из старых рубашек, завязав ее на талии. Хорошо сидели и бриджи, если не считать, что они были немного для нее великоваты. Пришлось подворачивать их несколько раз. Увидев это, Джек удивился, насколько он толст по сравнению с Кейт. Пришлась, как он сам выразился, «рубануть» бриджи так, чтобы подошли ей по длине.

– Красиво выглядите, – отвесил комплимент Джек, затем присел и чикнул ножом по своим бывшим бриджам.

– Спасибо, капитан, – улыбнулась Кэтрин, смотря с некоторой неловкостью на худые лодыжки, которые теперь виднелись из-под бриджей. Джек тем временем наклонился через борт, измеряя на глаз расстояние к воде. Потом подозвал к себе Кейт и, не говоря ни слова, схватил ее за талию, собираясь поставить на трап.

– Капитан Воробей! – возмутилась Кейт и толкнула Джека в грудь.

Грациозно свалившись за борт, он очутился в воде. Кэтрин и остальная часть команды умирали от смеха, глядя на барахтающегося, сердито насупившегося Джека.

– А-а-а-а-а!

Кто-то толкнул сзади Кэтрин, и она упала в нескольких футах от Джека. Теперь он помирал со смеху.

– Вы лишили жизни нашего капитана, теперь мы лишим жизни вас! – пафосно крикнул Гиббс с палубы.

Осторожно поддерживая Кэтрин на воде, Джек двинулся к берегу. Через пару минут Кейт оттолкнула его и показала, что вполне может плыть сама. Остальная часть команды последовала их примеру. Достигнув острова, Гиббс вручил Джеку и Кейт по пистолету.

– Расходитесь по трое в разные стороны, – приказал капитан пиратам. – А вы, Кэтти, пойдете со мной.


Глава 7


На вершине холма


На этом тихом, лишенном внимания путешественников острове, пираты похоронили маленькую Сару.

…Джек повел Кейт по окрестностям. Он знал этот остров достаточно хорошо и не имел никаких сомнений на тот счет, что команда быстро найдет все, что нужно. Здесь водились дикие козы, птицы, на мелях можно было поймать рыбу. Они шли уже около часа, а цели, к которой продвигался Джек, все не было.

– Капитан, вы знаете, куда идете? – Кейт уже успела содрать кожу на руках, взбираясь по скалам. Джек повернулся и смерил Кейт оценивающим взглядом.

– Я всегда знаю, куда иду. И все зависит только от одного: выберусь я или нет? – гордо ответил он.

– Ну, и где мы сейчас? – насмешливо спросила Кейт. Джек оглянулся вокруг. Они находились на вершине холма.

– Здесь… просто здесь.

Воробей подал руку Кейт, чтобы она смогла взобраться наверх. Кэтрин поднялась и стала рядом.

Путники спустились на обильную травянистую поляну. Кейт пришла в состояние восторга, наблюдая за маленькой птицей, которая порхала среди ароматных цветов.

– Нравится?

– Да, очень. Спасибо, капитан. А в связи с чем вы решили устроить для меня такой праздник? – лучезарно улыбаясь, спросила Кейт.

– Я хотел… просто… сядьте, Кэтрин. – Кейт заметила, что Джек волнуется. – Просто выслушайте меня и постарайтесь понять.

Джек сел на траву, глядя на Кейт снизу. Она последовала его примеру и тоже присела.

– Кэтти, я обещал, что вскоре высажу вас, но пока не смогу этого сделать. Мы с вами живем в страшное время, когда судьбами людей вершат деньги, а судьбы этих денег – еще большие деньги. Существует ли этому предел, не знаю. Мы не сможем зайти ни в один порт, кроме Тортуги. Я не сказал вам сразу, но там мне сообщили, что все пиратские суда, заходящие в порты, не принадлежащие Испании либо Англии, подлежат конфискации. Корабль сожгут, а всю команду повесят. Я не могу подвергать такому риску ни их, ни вас, ни вашего ребенка. Поймите, я не хочу, чтобы после моей смерти обо мне вспоминали, как о предателе.

Я думаю, вы знаете, что такое пират, но уверен, что даже не предполагаете, каково быть им. Сызмальства я на воде. Уже почти двадцать лет моими спутниками по жизни являются воровство, контрабанда, грабительство и выпивка. Поверьте, я никогда не хотел такой жизни. Хотел просто жить, осознавать свое значение в ней. Хотел быть свободным. Но моя свобода имеет слишком большую цену. Такую, какую я не в состоянии заплатить. Поэтому вынужден скитаться по морю, которое не принадлежит мне, и дышать воздухом, на который я не имею никаких прав. Мне принадлежит лишь моя жизнь, за которую никто не даст и ломаного гроша.

– Капитан, расскажите, как вы стали пиратом, что заставило вас стать на этот путь? – по лицу Кейт потекли слезы.

– Зачем вам это нужно? Что, простое любопытство?.. Хотя, справедливости ради следует сказать, что раньше меня почти никто об этом не спрашивал. Ну, если так надо, ладно, расскажу.

Мой отец был герцогом, но разорился и поэтому подался в пираты. В одном из походов он познакомился с индианкой. Ее родственники-ацтеки были против этого брака, поэтому он похитил девушку ночью. В этом им помог старший брат индианки. И через девять месяцев на корабле в сильнейшую бурю появился на свет очередной пропащий неудачник. Отец после моего рождения решил отойти от пиратства ради безопасности жены и сына. За награбленные средства купил небольшой дом в Англии и пошел на службу в Ост-индскую торговую компанию.

Когда я немного подрос, отец взял меня в Марокко за грузом, который ему поручили доставить. Когда мы прибыли к берегам Африки, то с удивлением узнали, что груз – это чернокожие рабы. Наша команда решила освободить их, как только снова попадем на корабль.

Но кто-то из матросов сообщил рабовладельцу о наших планах. Понятно, что за недурственное вознаграждение. Завязалась баталия, и нам удалось бежать с освобожденными неграми. Меня, десятилетнего мальчишку, к моему удивлению, назначили капитаном. Капитаном корабля, ставшего пиратским, так как пиратство для беглых рабов – единственный способ выжить.

– А отец? – поинтересовалась Кэтрин.

– Я его больше не видел.

Кейт никак не могла понять, что она сейчас испытывает к пиратскому капитану. И, наконец, поняла: ей жаль Джека. А он, неотрывно сверля ее глазами, продолжал:

– И как бы это ни было опасно, все же я отвезу вас в порт. Потому, что не могу позволить, что бы вы остались с нами. Хотя, не скрою, мне бы этого очень хотелось. Но не могу позволить себе испортить вашу жизнь. Вы должны пообещать мне, что при высадке на сушу не выдадите нас.

– Обещаю, – кивнула Кейт.

– Вот и хорошо, – грустно улыбнулся Джек. – Нам нужно идти. Поднимайтесь!

Кэтрин не хотела уходить. Хотелось остаться навсегда на этой лужайке, под лучами теплого солнца, которое нежно ласкало ее лицо, высушивая слезы. Джек встал.

– Мы должны идти, Кэтти. Команда уже, наверное, заготовила запас продовольствия. Я надеюсь, вы не сочтете мое откровение как что-то непристойное, а, если даже так – мой пистолет у вас.

– Нет, Джек, – Кэтрин впервые назвала его по имени. – Я думаю, что никогда им не воспользуюсь. Возьмите его назад.

– Это вы сейчас так говорите, потому, что вам жаль меня. Поверьте, я совсем не хотел вызвать подобное чувство. По-моему, лучше ненависть, чем жалость.

Джек помог Кейт встать, и они спустились в долину, надеясь отыскать хотя бы несколько диких коз.


Глава 8


Фамильные откровения


Команда аплодисментами встретила Джека и Кэтрин, когда они вернулись на берег, а с ними еще и стадо из четырех коз. Женщина и пират были благодарны присутствующим за то, что никто ни о чем не расспрашивал.

Ужин был королевским. Капитан собственноручно приготовил баррель и даже позволил откупорить несколько из его бутылок рома. Кэтрин сидела на песке, смакуя козью ножку, и с восхищением смотрела на только что появившиеся на небе бледные звезды. Рядом находился Джеймс, глаза которого, несмотря на позднее время, искрились от восторга.

– Ну, и как, по-твоему, я объясню твоему дяде, почему ты такой счастливый после столь изнурительного плавания? – вздохнув, поинтересовалась Кэтрин у сына.

– А? – спохватился Джек, будто обращались к нему. – Да, кстати, вы никогда не говорили, кто его дядя и чем он занимается?..

Кэтрин отвернулась, чтобы не смотреть в глаза капитану.

– Я… я не могу.

Кейт поднялась и прошла немного вдоль берега. Ее обласкал свежий воздух холодного вечера. Сейчас она пожалела, что нет ее теплого платка, который потерялся на старушке «Линн». Джек последовал за ней следом.

– Кто ваш брат? Скажите, кто дядя Джима? – Вопрос был задан уже дважды и пока висел в воздухе. Этого Джек терпеть не мог больше всего. Он схватил Кэтрин за руку и подтянул к себе. – Кто?!

Кейт задумчиво продолжала смотреть вдаль.

– Я не могу вам сказать... – прошептала она.

– Кто? – спросил настойчиво Джек. Ему было неприятно обращаться так с женщиной, но другого выхода он не видел. Да, Кэтрин рассказывала, почему она собиралась в Порт-Роял, но не упоминала никаких имен.

– Пожалуйста, отпустите, мне больно, – попросила она, но Джек упорно не выпускал ее руки из своих. – Капитан, пожалуйста... – На глазах появились слезы, но Джек пренебрег ими.

– Нет, Кэтрин. Либо скажите мне, либо вы никогда не попадете в Порт-Роял. Я никогда не возьму с собой в море пассажиров, которые угрожают безопасности моей команды, – предупредил он.

– Я для вас не угроза – запротестовала Кейт. Джек фыркнул.

– А как я могу быть в этом уверен? Кто ваш брат, если вы так боитесь назвать его имя. Кто дядя мальчика? Скажите мне! – прошипел сердито Джек. – Или я заставлю Джимми сказать!..

Кэтрин смирилась с поражением, так как пират выбрал ту угрозу, от которой она не имела никакой защиты.

– Мой брат – лейтенант форта. Английская армия, Ост-индская торговая компания. Служит в Порту-Роял.

Джек зевнул, сначала не поняв сказанного. Но вдруг, как ошеломленный, вскинулся, сверкнув глазами.

– Имя?.. – прошипел он.

– Дайте слово, что не причините Джиму никакого вреда! – взмолилась Кейт. – Поклянитесь!

– За кого вы меня принимаете? – выдохнул он. – По-вашему, я могу причинить какой-либо вред мальчишке, которому едва исполнилось десять? Говорите!

– Норрингтон… Лейтенант Джеймс Норрингтон, – прошептала Кэтрин, пытаясь освободиться от захвата.

– Норрингтон? – задохнулся Джек, в потрясении выпустив ее руку. Кэтрин бросилась бежать так быстро, как только могла.

Джек, вернувшись к огню, потянулся к своей недопитой бутылке рома. Никто из команды не расспрашивал, да они, по расчетам Джека, и не могли ничего слышать. Только Гиббс посмотрел на капитана укоризненно. Ему явно было жаль своей привязанности к навыкам Кэтрин в кулинарии.

– Проклятая женщина! – разозлившись, Джек схватил один из факелов, которые он сам выстроил в ряд на берегу, и пошел вдоль кромки воды, чтобы найти Кейт.


~*~


Он нашел ее спящей под большим деревом несколькими часами позже. Джек заметил Кэтрин только благодаря вспышке света от своего факела, осветившего ее обручальное кольцо.

Воробей, глотнув рома, сел рядом с Кейт и стал наблюдать, как она спит, пристыженный синяком, который он оставил на запястье женщины.

Неужели мальчик и вправду был племянником Джеймса Норрингтона? Джек не был удивлен тем, что Кэтрин не хотела говорить об этом с самого начала. Но сейчас, когда он открылся перед ней… Неужели она подумала, что он все наврал, и у него не осталось никаких человеческих чувств? Все-таки пират – это судьба. Джек понимал, что не сможет сказать правду команде. Джеймс, возможно, был бы в безопасности с несколькими доверенными мужчинами – Гиббсом, Крассом, Коттоном, но остальные? Что делать? Ведь Джеймс Норрингтон повесил много пиратов в Карибском море. Он хитрый и изворотливый противник. Джек подозревал, что и покойный муж Кейт, похоже, служил вместе с его злейшим врагом, пусть даже она не упомянула об этом, когда шепнула ему имя Норрингтона. Капитан тяжело вздохнул. Хорошо, если бы люди могли выбирать себе родственников.

– Вы избавите меня от удовольствия вдыхать благоухание вашего напитка? – холодно отозвалась из-под дерева Кейт.

– Я… извините, Кэтти, – выдохнул Джек, поворачиваясь,

чтобы заглянуть в ее покрасневшие глаза. Кэтрин смотрела на него осторожно. – Я ошибся. Не обращайте на меня внимания. Я отвезу вас и Джимми в Нассау, как только «Жемчужина» будет готова к ходу.

Кэтрин поняла, что Джек не привык к извинениям.

– Спасибо, капитан.

– Называйте меня Джеком, пожалуйста, – Воробей, хмурясь, предложил ей рома. Кэтрин осторожно взяла бутылку.

– Ваши вычурные вкусы не для меня.

– Что поделаешь? – пожал плечами Джек. – Не вода, не огонь – мне нравится.

– А мне не очень, но я выпью, – ответила она, осмотрев содержимое бутыли на свету. – Поймите, я не знала, как вам сказать: мой брат – ваш смертельный враг.

– Но вы все-таки сказали, – ответил спокойно Джек, наблюдая, как ее слезы падают на землю. – Ладно. Все. Забыли.



0974314540793649.html
0974415542282143.html
0974515217458169.html
0974629862827560.html
0974639127355251.html